Самая большая драгоценность

Вокруг все было белым: и земля, и небо, и деревья. И даже катер, плававший среди льдин. А вода казалась совсем черной.
Папа с Катей подошли к берегу. Им хотелось получше разглядеть, что делается на катере. Там водолаз стоял, готовился лезть в черную воду.
Катя засмеялась:
— Смотри, какая у дяди голова железная!
— Это не голова, — возразил папа. — Это шлем водолазный. А голова у дяди под шлемом находится. Чтобы не промокла.
— А зачем ему в речку лезть?
— Профессия такая — водолаз! — объяснил папа. — Если что под водою случается, сразу же водолазов зовут. И неважно: зима ли на дворе, лето ли... Все равно нырять приходится.
— А сейчас-то ему что под водою нужно? Папа только плечами пожал. Он ведь не мог знать, что водолаз отправляется на поиски клада. Давным-давно в этих местах орудовали разбойники, а сокровища свои прятали на дне речном. Как только ученые определили точное место, сразу же водолаза вызвали. «Спускайся, — говорят, — голубчик, найди шкатулку с драгоценностями...»

Рисунок из журнала Трамвай. Худ. И. Олейников

Водолаз молча скафандр надел, рукою помахал — мол, к спуску готов! — и погрузился в черную воду.
Надо сказать, это был опытный водолаз Пузырев. Лишь на дно опустился, тут же под свинцовым башмаком почувствовал что-то твердое. Пошарил рукою — ага, шкатулка! С драгоценностями, небось. Тогда он за веревку дергает, сигнал подает: мол, тащите меня, водолаза Пузырева, наверх, шкатулку, мол, вашу обнару...
Только ученые на радостях конца сигнала не дождались — и давай водолаза из реки вытаскивать. Тот даже шкатулку прихватить не успел. Но по опыту чувствует: вверх пошел, всплывет скоро.
Тогда Пузырев опять за веревку дергает: мол, рано вытаскиваете, шкатулка-то на дне осталась. Да разве ж ученые сигналы эти разберут — неопытные же в водолазном деле! А Пузырев всё шибче, всё настойчивее дергает: остановитесь, мол, не время еще!..
В общем, оборвалась веревка, не выдержала. И водолаз Пузырев камнем на дно пошел.

Рисунок из журнала Трамвай. Худ. И. Олейников

Испугались тут ученые, заголосили: 
— Водолаз тонет! Спасайте, кто может!
— Мы можем! — вдруг закричала Катя и по льдинам к катеру бросилась.
— Куда? — кинулся за ней папа. — Ноги промочишь!
Но Катя уже подбежала к катеру. И опять кричит:
— Ныряем?
— Я плавать не умею, — говорит папа, глядя в черную воду.
— Тут не плавать надо, а нырять! И Катя — бултых в реку.
— Я же говорил, ноги промо... — И папа тоже — бултых!
А под водою темно, ничего не разглядеть. И вода холодная за шиворот протекает. Хорошо еще, водолаз Пузырев никуда по дну уйти не успел. Видно, опыт его сказался: стоял на месте и мужественно ждал, когда помощь придет... вернее, приплывет.
Ждать недолго пришлось. Подхватили Катя с папой водолаза под руки и наверх потащили. А там уже ученые столько спасательных кругов набросали, что из воды-то не выбраться. Сетью всех пришлось вылавливать.
Папа с Катей шарфы отжимают, а водолаз Пузырев шлем снял и в воду печально глядит:
— Башмак свинцовый на дне остался. Соскочил, пока вы меня тащили. Хороший башмак, новый почти...
— Не горюйте! — говорит Катя. — Сейчас достану.
И снова в воду — бултых! Только брызги черные разлетелись. А через минуту ее на катер вытащили со свинцовым башмаком Пузырева. Папа пальцем погрозил:
— Опять ноги промочила! Вот теперь обязательно насморк схватишь!
— Ерунда, — отвечает Катя. — Там на дне еще шкатулка какая-то. Кажется, с драгоценностями. Но уж больно тяжелая...
— Да шут с ними, с драгоценностями! — кричат наперебой ученые. — Вы и есть наша самая большая драгоценность! Мы вас к медали представим — «За спасение водолаза Пузырева».
— Не надо нам медали, — говорит папа. — Нам бы чайку горячего...
Ах, как славно было сидеть в жарком кубрике, пить горячий чай с сухариками и слушать захватывающие истории, что случались под водою с опытным водолазом Пузыревым.
А клад потом все-таки достали со дна речного. Драгоценности больших денег стоили. Папе и Кате даже премию выплатили! Они тогда себе купили два мороженых. И еще маме — одну порцию.

135 нравится голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос