Жидкая рецептура №69

Меж кустов просунулась волчья морда и с тоской оглядела окрестности. Дальше она двигаться не могла, потому что туловище, которому она принадлежала, застряло среди деревьев. Это был не простой, а Жу-у-у-тко Дли-ии-нный Во-о-о-лк. Он вздохнул и покосился на соседние кусты, откуда нахально свисал чей-то хвост. Зубы невольно тяпнули его, чтоб не высовывался. Тотчас Жу-у-у-тко Дли-и-инный Во-о-о-лк взвыл от боли — это оказался его собственный хвост, расположенный на заднем конце тела. Тоска охватила зверя пуще прежнего: теперь Во-о-о-лк воочию убедился, насколько он Жу-у-у-тко Дли-и-и-нный.
Заслышав печальный вой, на поляну вышел охотник Рогаткин, специалист по прицельному метанию жидких рецептур.
— Ага, волк попался! — закричал он и, вытащив из-за пазухи жидкую рецептуру, стал неторопливо прицеливаться.
«Пропа-а-а-л. Не уйти-и-и...» — подумал Жу-у-у-тко Дли-и-и-нный Во-о-о-лк и зажмурил глаза.
Вдруг что-то плоское, почти невидимое мелькнуло перед носом охотника — да так стремительно, что пыль поднялась лишь несколько секунд спустя. Этого времени ему вполне хватило, чтобы обрадоваться.
— Ага. заяц промчался!
Но это был не простой, а Ужасно короткий Заяц. Еще короче — У.К.З. И охотник Рогаткин, специалист по прицельному метанию жидких рецептур, бросился за ним в погоню.
Сапог соскочил с его ноги и остался лежать на дороге. «Вот и славно, — думал сапог, — теперь отдохнуть можно». И быстро засыпал усталым сном.
Немалых усилий стоило Жу-у-у-тко Дли-ии-нному Во-о-о-лку выпутаться из деревьев и свернуться на полянке в форме спирали. Наслаждаться покоем ему долго не пришлось, потому как вновь мелькнувший У.К.З. споткнулся об него, упал и затараторил:
— Бегу — охотник — рецептура — шмыг! за мной — удрал — сюда — бряк! как жить будем?
— Не зна-а-а-ю... — пожал плечами Жу-уу-тко Дли-и-и-нный Во-о-о-лк.
Тут с неба послышался тихий смех. Там, на самом верхнем облаке, сидел мудрец Платон Сократович Эвклидов. В сандалиях на босу ногу. В руках он держал микроскоп, которым колол грецкие орехи.
— Горю вашему легко помочь, — сказал мудрец. — Пусть Жу-у-у-тко Дли-и-и-нный Во-о-о-лк отправится в Пространство Коротких Отрезков, а У.К.З. — в Пространство Длинных Расстояний. Только не задерживайтесь там надолго. Это вредно.
— Ка-а-а-к мо-о-о-жно туда-а-а...
— Где — шмыг! эти пространства — бряк?
— Они расположены друг относительно друга, — улыбнулся Платон Сократович и скрылся в облаке. Лишь треск раскалываемых орехов доносился с неба.
— Быстрей-быстрей-быстрей! — заторопился У.К.З.
— Бежи-и-и-м... — кивнул Жу-у-у-тко Длии-и-нный Во-о-о-лк.
И звери скрылись в указанных направлениях.
Прошло 6 лет, 6 месяцев, 6 недель. Потом 9 дней, 9 часов, 9 минут. И на одном конце земли наступил вечер.
Как раз в это время на поляну выбежал простой Волк, а с противоположной стороны выскочил простой Заяц.
— Это ты?
— Это я...
— Помогло?
— Как видишь!
Волк и Заяц с чувством обнимаются и спешат к водоему напиться вечерней воды. На берегу они видят босого человека, который сапогом ловит раков. Нетрудно узнать в нем бывшего охотника Рогаткина, специалиста по прицельному метанию жидких рецептур.
— Надоело мне рецептуры метать, — признается он. — В волка не успел, зайца не догнал. А раки — вот они — сами в сапог лезут! Раки и вправду наполнили сапог до отказа и клешнями показывают, что, мол, пора их из водоема вытаскивать.
А где-то наверху долго улыбается мудрец Платон Сократович Эвклидов. Затем он направляет микроскоп в сторону Солнца и молча говорит:
— Ишь, какое пятнистое стало! Давненько я его не протирал.
Платон Сократович вытаскивает варежку, смачивает ее жидкой рецептурой № 69 и стирает с поверхности Солнца несколько светлых пятен.
На другом конце Земли наступает утро.

0 нравится голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос