До чего же славной бывает масленица!

Однажды вечером художник Вадим ехал домой на трамвае, как вдруг раздался противный скрежет, и трамвай резко затормозил.
— Это что за безобразие! — крикнул кому-то вагоновожатый.— Вы почему нарушаете правила трамвайного движения?
Пассажиры выскочили из вагона и увидели, что прямо на рельсах перед трамваем стоят диковинные сани, а на них восседает очень странный господин. Щеки господина пылали, глаза блестели, шуба была вся в снегу, а с цилиндра капало.
— Эх, господа! — радостно крикнул нарушитель трамвайного движения.—
ДО ЧЕГО ЖЕ СЛАВНОЙ БЫВАЕТ МАСЛЕНИЦА!
Я еще в феврале на сани-то как сел, да как разогнался... только вот сейчас и затормозил.
Тут господин оглядел хмурых пассажиров и слегка смутился:
— Однако же, господа, простите великодушно! Я, кажется, немного вас потревожил... Собственно, мне хотелось лишь напомнить вам о масленице. Но что я вижу? Неужели в конце XX века не будут знать, что это такое?
— Будут, — неуверенно сказали пассажиры,— если вы нам...
Но странный незнакомец уже говорил взахлеб:
— Позвольте, господа, я вам все расскажу. Обычай праздновать масленицу очень древний. Это праздник окончания зимы, наступления весны, улучшения погоды, возрождения природы!.. С давних времен в деревнях сооружали к празднику соломенное чучело масленицы, торжественно сжигали его и разбрасывали золу по полям. Да ведь и в самой природе происходит нечто подобное: тлеет прошлогодняя трава, растет из этого тлена новая! И неспроста на масленицу все пекут блины — круглые, золотистые и горячие, как весеннее солнце!
Тут только рассказчик заметил, что стоит в луже воды.
— Это снег из прошлого! — воскликнул он.— Ведь масленицу празднуют в конце февраля — начале марта. Так что кругом еще снег, и даже морозы бывают... Да, забыл сообщить: праздник продолжается целую неделю!
— Ну и ну, — позавидовали пассажиры.
— А теперь представьте городскую ярмарку и народное гулянье! — Мокрый господин мечтательно прикрыл глаза.— Ледяные горы высотой с четырехэтажный дом! Заберешься, глянешь вниз — дух захватывает. И в санках с горы — ух!.. Летишь стрелой по ледяной дорожке! Если не свалишься, конечно...— добавил господин, оглядывая себя.
Отряхнув шубу, он продолжал:
— А катание на санях? Несутся по улицам до полусотни саней разом! И тут тоже главная прелесть в том, что можно всей компанией вывалиться в сугроб. А сколько вокруг ярмарки шума и визга! Крики торговцев, звуки шарманки, стук бубна, пение рожков!.. Артисты, свесившись с балкончиков, зазывают в свои балаганы: «Женщина-паук — без ног, без рук! Почтеннейшие господа, остальное ерунда! Пять копеек за вход — небольшой расход!» Рядом хохочет кукольный Петрушка, ревет ручной медведь, факиры шпаги заглатывают, огонь поедают...— Тут рассказчик вытер вспотевший лоб.
— А сколько всякой вкусности кругом! — продолжал он с новой силой.— Блины горячие, орешки кедровые, семечки, изюм! А еще грецкие орехи, сладкие стручки, пряники, кренделя, конфеты! И, конечно же, горячий сбитень!
— Эх, — вздохнули пассажиры.
— Рядом бойко торгуют игрушками, побрякушками, расписной деревянной утварью. Все пестро, ярко, нарядно, необычно: и костюмы артистов, и наряды гуляющих, и афиши на стенах! Но самое интересное...
Пассажиры так увлеклись рассказами странного господина, что никто даже не заметил, как художник Вадим уселся в диковинные сани. А те вдруг — раз! — да и поехали сами — прямо по рельсам.
— Ну вот,— улыбнулся господин.— Не выдержал художник! В прошлое укатил. Побегу догонять, а то как бы чего не вышло там. С непривычки-то...
Вскоре и фигура незнакомца скрылась в наступивших сумерках.
Пассажиры еще долго глядели на большую лужу, а потом нехотя побрели к вагону. Трамвай осторожно двинулся по маршруту. За поворотом он уж почти было разогнался, как вдруг опять послышался противный скрежет, и трамвай резко затормозил.
— Это что за безобразие! — крикнул кому-то вагоновожатый.— Вы почему нарушаете пра...
Но пассажиры уже гурьбой высыпали из вагона. Так и есть: на рельсах стояли те же диковинные сани, а в них восседал художник Вадим — собственной персоной. Щеки Вадима пылали, глаза блестели, куртка была вся в снегу, со шляпы капало, а в руке он держал толстый румяный дымящийся блин...
— Ну?! — нетерпеливо закричали пассажиры.— Что же на масленице самое интересное? Рассказывайте скорее, товарищ!
— Не могу, — вздохнул Вадим.— Там все интересно... Я лучше вам нарисую.
И он нарисовал для всех пассажиров трамвая вот такие две картины.
ЛЕДЯНЫЕ ГОРЫ
Съехав вниз, раскатившиеся санки пробегали еще около 100 метров. Это развлечение было так популярно, что горы начали сооружать даже летом. Их электрифицировали и, наверное, потому стали называть «американскими». Сами же американцы до сих пор называют этот аттракцион «русскими горами».
ВОЖАК С МЕДВЕДЕМ
Дрессированные медведи всегда имели успех на Руси. Обычно выступала троица: вожак, медведь и мальчик, наряженный козой. Случалось, правда, и наоборот: коза была настоящей, а медведя изображал ряженый человек. Но не было случая, чтобы настоящие коза и медведь выступали вместе.
БЛИНЫ
— вкусная примета масленицы. В поваренной книге, изданной в 1904 году, мы нашли рецепты «царских блинов», «блинов прекрасных на пшенной кашице» — и выбрали ПРЕВКУСНЫЕ МАННЫЕ БЛИНЫ:
Вскипятить 1 стакан молока, всыпать 2/3 стакана манки, положить 1/2 ложки масла, сварить кашу, как обыкновенно, остудить. Незадолго перед обедом всыпать 3/4 стакана муки, разбавляя 2 стаканами молока и 1/4 стакана воды, взбить 1-2 желтка, всыпать соли; размешать до гладкости, жарить на маленьких сковородках. Подать к ним сахар.
СБИТЕНЬ
Это горячий напиток из меда с пряностями. Разливали его из большущих медных баклаг, укутанных для теплоты одеялами. А вот рецепт настоящего русского (московского) сбитня.
Взять 1/2 кг белой патоки, 100 г меда, 1 г корицы, 3 бутона гвоздики, 1 чайную ложку молотого имбиря, 5 горошин черного перца, 3 столовые ложки сухой мяты, 3-4 капсулы кардамона, 2 звездочки бадьяна, 3 л кипятка.
Распустить в кипятке патоку и мед, прокипятить 15 минут. Всыпать пряности и прокипятить еще 10 минут. Сбитень готов!
 

0 нравится голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос