Заводной мир

Жил-был маленький Бегемотик. И была у него Лягушка — очень  заводная. Опустишь ее в траву, а она — прыг, прыг, прыг... И комара слопает. 

Комар тоже был заводной. Он в задумчивости летал над рекою, в которой плавали заводные рыбы. 

Да и река была тоже заводная. И заводные воробьи чирикали на ветках. И заводные деревья раскачивались от заводного ветра. И заводное Солнце то опускалось — то поднималось, то опускалось — то поднималось, то опускалось — то поднима…

Ночью на заводном Небе сияли заводные звёзды. 

Большая Пружина приводила в движение весь Заводной Мир. И от этого всё копошилось, кувыркалось, колобродило и куролесило. 

«Какое всё вокруг заводное! — думал маленький Бегемотик (который, конечно, тоже был заводным). — А моя Лягушка лучше всех!» 

Но как-то раз его Лягушка — прыг, прыг, прыг... — и вдруг замерла на месте. И комар тоже замер. И речка остановилась. И рыбы застыли в воде. Воробьи умолкли на полуслове — нет, на полузвуке, от которого осталось лишь жалобное "чик-чирииии...". 

Ветер утих. Деревья окаменели. Солнце повисло между небом и землей. 

Но заводной Бегемотик ничего этого не заметил. «Что случилось с моей Лягушкой?!» — только и успел подумать он.

Бегемотик не знал, что случилась беда: у Большой Пружины кончился завод. и оттого весь заводной мир остановился, как останавливаются даже самые надёжные часы. Ничего уже в нем не копошилось, не кувыркалось, не колобродило и не куролесило. 

И вот тогда, откуда ни возьмись, появился Часовых Дел Мастер. Осмотрев опытным глазом Большую Пружину, он покачал седой головой:

— Неужели завод кончился? А ведь гарантия была на две тысячи лет... 

Часовых Дел Мастер старательно завёл Большую Пружину, и ушёл туда, откуда ни взялся. 

Заводная Лягушка сделала робкий прыжок. Заводной комар от неожиданности чуть не упал в реку, которая вновь понесла заводные воды свои вместе с заводными рыбами. 

«…иииик, чик-чирик, чик-чирик!», — встрепенулись заводные воробьи. 

Подул ветер. 

Закачались деревья. 

А когда солнце неуверенно скрылось за горизонтом, в небе засияли звёзды. 

Однако спать никто не собирался. Не спал и заводной Бегемотик. Он прижимал к себе заводную Лягушку и слушал, как в темноте копошится, кувыркается, колобродит и куролесит Заводной Мир. 

«Какое всё вокруг заводное! — думал маленький Бегемотик — А моя лягушка лучше всех».

Никто в этом огромном мире не заметил временной остановки. Никто даже не догадывался о Часовых Дел Мастере. 

А Мастер, глядя на звезды, ворочался с боку на бок и тихо вздыхал. Он ведь тоже был заводным. 

И хотя завод Его был расчитан на Вечность, но кто знает?.. Гарантия — всего лишь обещание. А на слова, как известно, надежды мало. Особенно в этом хрупком мире, который так и норовит сломаться.

1 нравится голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос