Всё наоборот

В лесу было сухо и тихо. Два ёжика искали грибы в густой траве. Одного из них звали Фуфумс, а другого Хлопс. Фуфумс был задумчивым ёжиком. Он любил задумываться обо всём на свете: и откуда ветер дует, и почему ночью темно, и из чего грибы сделаны... А Хлопc не любил задумываться. Он вообще был беззаботным ёжиком. Он весело шагал, распевая песенку про зелёную шишку, и смотрел, как облако на небе из зайца в лисицу превращается.

И так засмотрелся, что споткнулся — и полетел кувырком! Но не упал на землю, потому что неожиданно стал падать... вверх — на небо.

«Ой-ой! Так я могу совсем улететь! Надо бы за что-нибудь ухватиться». И он ухватился за ветку дерева, мимо которой пролетал.

Вскоре под деревом показался ёжик Фуфумс. Увидев перевёрнутую корзинку, он огляделся и позвал: — Хлопс, ты где?

— Я здесь… — послышалось откуда-то сверху.

Фуфумс поднял голову и увидел совсем незнакомую зверушку. Она стояла на ветке задними лапами кверху. Зверушка была без иголок, но с длинными ушками и пушистым хвостом.

— Ты кто? — спросил Фуфумс.

— Я ёжик Хлопс, — ответила зверушка.

— Ты на ёжика не похож, — сказал Фуфумс, — а уж на Хлопса — и подавно!

Зверушка зевнула:

— Мне спать хочется... Сними меня отсюда.

— Зачем снимать? Отпускай ветку да и падай вниз! — посоветовал Фуфумс. — Я постараюсь тебя поймать.

— Если я отпущу ветку, — сонно пробормотала зверушка, — то упаду прямо в небо. Тут верёвка нужна...

Надо сказать, что Фуфумс всегда носил с собой всякую всячину. Была у него и верёвка.

— Держи! — крикнул он, бросая верёвку вверх.

Лишь только поймав её, зверушка отпустила ветку. Фуфумс сразу почувствовал, как сильно натянулась верёвка в его лапах, а странная зверушка повисла на ней в воздухе, точно воздушный шарик. От удивления Фуфумс даже задумываться не стал. Он просто побрёл к своей норке. Идти было нелегко: сонная зверушка то и дело цеплялась за ветки, даже стукалась о них лбом, но помалкивала.

А при входе в норку, она застряла в дверях, и Фуфумс еле-еле втащил её внутрь. В норке зверушка сама отпустила верёвку — и тут же шлёпнулась на потолок! Даже абажур слегка погнула.

— И чего это тебя всё время кверху подбрасывает? — проворчал Фуфумс, поправляя лампочку.

Но зверушка ничего не ответила. Она уже уснула. Прямо на потолке.

Ёжик лёг на диван из еловых веток и задумался: «Куда же это Хлопс пропал? Неужели заблудился?..» Но сонное посапывание, доносившееся сверху, мешало ему как следует думать.

Тем временем в лесу стемнело.

Фуфумс приготовил на ужин целую сковоррдку тушёных грибов, но есть не стал — ждал, когда Хлопс вернётся.

Наконец он не выдержал и отправился его искать. Фуфумс пробирался в траве, пытаясь найти то место, где валялась корзинка Хлопса.

Вот, кажется, это дерево... А вон и корзинка! Фуфумс кинулся к ней — и вдруг обо что-то споткнулся! Он почувствовал, как падает, но только почему-то вверх. Ёжик едва успел ухватиться за ветку дерева и увидел под собою... звёздное небо.

«Чудеса! — подумал Фуфумс.— Я повис на ветке кверху лапами — ну точь-в-точь, как та странная зверушка. А это значит...» Но он не успел додумать свою мысль, потому что ночная мошка залетела Фуфумсу в нос. Ёжик чихнул — и тут же свалился с дерева на землю!

Он ещё долго сидел в траве, потирая ушибленный бок, не в силах понять, что же с ним приключилось. «Показалось, наверное, — решил Фуфумс и, отряхнувшись, заковылял домой. — Может, Хлопс уже вернулся?..»

Но Хлопса в норке не оказалось. Зато странная зверушка на потолке потянулась и принюхалась.

Тушёные грибы? — поморщилась она. — Да ну их! Мне морковку очень хочется. Или курочку.

Курочку?! не на шутку рассердился ёжик. — Вот сейчас Хлопс придёт, мы тогда...

Но я давно уже здесь! Ты разве не узнаёшь меня, Фуфумс? — И странная зверушка, — сидя на тёмном потолке вниз головой, рассказала, как она шла по лесу, как она, то есть он — ёжик Хлопс, споткнулся и чуть не улетел в небо...

Вот так история! — Фуфумс задумчиво почесал в иголках.

А бывший ёжик Хлопс грустно вздохнул:

— Что же мне теперь — так и жить на потолке?

Фуфумс ничего не ответил. Он влез, на табурет и подал Хлопсу морковку.

А сам съел целую сковородку тушёных грибов.

— Спать пора, — сказал Фуфумс. Утром что-нибудь придумаем.

— А я уже выспался.

— Тогда почитай что-нибудь. — И Фуфумс протянул Хлопсу свежий номер газеты «Лесные слухи».

Только он улёгся на диван, как в темноте раздался голос Хлопса:

— Ничего не могу понять!. Тут в газете буквы какие-то странные, будто бы наоборот написаны...

— У тебя и впрямь всё наоборот стало, — проворчал Фуфумс. — На вот, возьми зеркало. Будешь «Лесные слухи» в зеркальном отражении читать.

Хлопс на потолке зашуршал газетой.

— Ой! вскрикнул он испуганно. — Кто это там в зеркале?!

— Это ты теперь так выглядишь, — объяснил Фуфумс. Я тебя тоже не сразу узнал... Но ты не переживай! Я-то ведь знаю, что ты самьй настоящий ёжик. Только без иголок.

И Фуфумс уснул. А бедный Хлопс никак не мог успокоиться. Почти до рассвета ходил он по потолку вокруг абажура, ощупывая свои длинные ушки и пушистый хвост.

А под утро Хлопсу захотелось пить. И он пополз вниз по стенке, чтобы добраться до кружки с водой. Но не удержался — и снова шлёпнулся на потолок. Пыль попала ему в нос. Хлопс поморщился и... громко чихнул!

В следующую .секунду он плюхнулся прямо на диван, где спал Фуфумс. Тот даже вскрикнул от неожиданности.

— Я только чихнул, — удивился Хлопс. — И сразу упал.

— Только чихнул, говоришь?.. — Фуфумс протёр заспанные глаза. — Ой, Хлопс, да ты опять стал настоящим ёжиком!

— Я это чувствую, — улыбнулся Хлопс, поглаживая себя по иголкам.

Ёжики позавтракали топлёным молоком и уселись на крылечке. Хлопс любовался утренним солнцем, наслаждался пением птиц, а Фуфумс думал: «Почему это Хлопс, как только споткнулся, превратился в странную зверушку? А потом ещё всю ночь на потолке провёл?.. Да и я вчера тоже, кажется, чуть в небо не улетел! Может быть, мы вместе споткнулись...» Но дальше Фуфумсу ничего в голову не приходило.

— Ты уж постарайся больше не спотыкаться...— посоветовал он Хлопсу. — А сейчас нам пора в гости!

И ёжики, прихватив банку варенья из еловых шишек, отправились на день рождения к Суслику.

Суслик жил на опушке леса. В его норе собралосьь много гостей. Праздничные угощения уже стояли на столе: салат из одуванчиков, желе из лопухов и жареные орехи под соусом из крапивы.

А после обеда Сорока спела песню о далёких морях и океанах, где водятся диковинные рыбы. Гости слушали, затаив дыхание. Только один Хлопс не слушал. Он дремал.

— Перестань спать на дне рождения! — толкнул его в бок Фуфумс. 

— Я всю ночь глаз не сомкнул, — пробормотал сытый Хлопс. — А тут ещё эта птица Сорока... Как поёт! Как поёт...

Между тем Суслик принёс кувшин цветочного нектара. А старый Бурундук начал делить земляничный торт.

— Самое вкусное проспишь! — снова толкнул Хлопса недремлющий Фуфумс.— Принеси-ка чистое блюдце!

Хлопс послушно направился к буфету, но спросонья споткнулся о пушистый хвост Енота... И опять случилось удивительное: ёжик не упал на пол — он полетел вверх и шлёпнулся на потолок Сусликовой норы!

Гости бросились врассыпную. Потому что увидели прямо над столом очень странную зверушку. Она была покрыта рыбьей чешуёй, а из-за спины высовывались крылышки.

— Это кто?.. — прошептал Суслик.

— Хлопс, — сказал Фуфумс. — Только без иголок.

— А почему у него чешуя и крылья? — спросил Бурундук.

— А что он делает на потолке? — пропищала Мышка.

— Он там спит, — объяснил Фуфумс.

— Надо его разбудить! — решительно сказал Енот, поглаживая ушибленный хвост. — Вот только как?

А давайте я подлечу и тихонько клюну его куда-нибудь, — предложила Сорока.

Но сколько она ни старалась, зверушка даже не шелохнулась.

— Спит, — сообщила Сорока. — И чешуя очень твёрдая. Клюв сломать можно!

А ёжик Фуфумс в это время глубоко задумался: «Как же разбудить Хлопса?» Он вспомнил то, что случилось утром в норке, и воскликнул:

— Кажется, я догадался! Хлопсу нужно чихнуть!..

— Во сне не чихают, — возразил старый Бурундук.

Тогда Рыжая Белка вытащила из угла метёлку:

— А что, если его в носу пощекотать?

И Сорока вместе с метёлкой опять полетела к потолку. Когда она уже почти выбилась из сил, зверушка наконец чихнула и... снова превратилась в ёжика. Хлопс тут же плюхнулся вниз, угодив прямо в земляничный торт!

— Что случилось? — сонно пробормотал он.

— Ничего особенного, — вздохнул Бурундук, стряхивая с меха земляничный крем. — Просто вы упали с потолка.

— Я, пожалуй, полечу, — засуетилась птица Сорока. — У меня сегодня вечером концерт...

И гости стали расходиться. Последними ушли ёжики, потому что Хлопс долго умывался и чистил слипшиеся иголки.

По дороге домой Фуфумс строго сказал ему: — Я же просил тебя не спотыкаться. А ты вёл себя, как настоящий поросёнок. Испортил Суслику весь день рождения!

Я ведь не нарочно,— оправдывался Хлопс. — И не поросёнок я, а ёжик...

Но тут мимо них пролетела взволнованная Сорока. Беда! Беда! — затараторила она. — У Рыжей Белки потерялись бельчата. Все на поиски!..

— Бегу! — крикнул ей вдогонку Хлопс, но не успел сделать и двух шагов, как споткнулся. Фуфумс уже знал, что должно произойти в следующее мгновенье, и потому ловко ухватил Хлопса за... поросячий хвостик. Только это уже опять был не Хлопс, а странная зверушка, покрытая щетинкой и с пятачком вместо носа. Неведомая сила так и тянула её в небо.

— Я же говорил,— воскликнул Фуфумс, — вылитый поросёнок!

— Пусти меня! — возмутилась зверушка. — Надо бельчат искать!

— Сперва я тебя привяжу, — рассудил Фуфумс.

Вскоре над кустами показалась странная зверушка. Привязанная за верёвку, она поднималась всё выше и выше.

— Вот теперь высматривай бельчат! — закричал Фуфумс.

Как я их буду высматривать, если у меня глаза слипаются? Да и высоко тут. Страшно всё-таки...

Внезапно подул ветер, и зверушку понесло прямо на дерево. Бу-бух! — ударилась она о толстый ствол. Да так, что в ушах зазвенело! Но прислушавшись, она поняла, что это кто-то в дупле пищит.

— Здесь они! — обрадовалась зверушка. — В дупле!

Бедные бельчата, увидев поросячий пятачок, выскочили от страха наружу и свалились в лапы старому Бурундуку. А зверушка забралась в уютное дупло и там уснула. Напрасно Фуфумс дёргал за верёвку — разбудить Хлопса не удавалось.

Под деревом уже толпились звери и с любопытством поглядывали вверх.

— Ты куда? Это же я — Фуфумс! Я принёс нам одуванчиков!

Но Хлопс уже устремился вверх, стукаясь об ветки. Пришлось Фуфумсу пуститься за ним вдогонку. А звери внизу с удивлением наблюдали, как две странные зверушки ловко карабкаются на вершину дерева.

Очутившись на самой верхней ветке, Хлопс зажмурился: будь что будет! Вскоре и странная зверушка Фуфумс примостилась рядом.

— Надо понюхать одуванчики, — сказала она и сунула охапку прямо Хлопсу в пятачок. Вдохнув пушинки, он сразу же чихнул.

Звери под деревом увидели, как одна из странных зверушек превратилась вдруг в ёжика и стала падать вниз, а другая, сорвавшись с ветки, полетела кверху. На какое-то время они неподвижно повисли в воздухе, связанные между собой верёвкой. Потом странная зверушка поднесла к носу одуванчики, чихнула — и вот уже два ёжика устремились к земле.

К счастью, верёвка зацепилась за ветку, поэтому Фуфумс и Хлопс повисли почти у самой травы, точно гирьки стенных часов. Звери бросились их отвязывать. А старый Бурундук сердито спросил:

Что вы там вытворяли наверху? Мы тут все за вас испереживались...

— А у меня хвост распух, — пожаловался Енот, — потому что вы об него всё время спотыкаетесь.

Тогда Фуфумс влез на пенёк и сказал:

— УВАЖАЕМЫЕ ЗВЕРМ! Я ДОЛГО ДУМАЛ И В КОНЦЕ KOHЦОВ ПОНЯЛ КОГДА МЫ С ХЛОПСОМ СПОТЫКАЕМСЯ, У НАС СTAHOBИTСЯ ВСЕ НАОБОРОТ. ПОЭТОМУ МЫ И НЕ ПАДАЕМ ВНИЗ, A ЛЕТИМ КВЕРХУ. И СПАТЬ НАМ СРАЗУ ЖЕ ХОЧЕТСЯ. И ТУШЕНЫЕ ГРИБЫ НЕ НРАВЯТСЯ. И БУКВЫ МЫ ЧИТАЕМ НАОБОРОТ — В ЗЕРКАЛЬНОМ ОТРАЖЕНИИ. И ДАЖЕ НA ЁЖИКОВ СТАНОВИМСЯ НЕ ПОХОЖИМИ!..

— Это мы заметили, — кивнул Суслик. — Только вот в кого вы превращаетесь, не совсем понятно.

— ВСЁ ЗABИСИT ОТ ТОГО, О ЧЕМ МЫ ДУМАЛИ ПЕРЕД ТЕМ КАК СПОТКНУТЪСЯ, — продолжал объяснять Фуфумс. — ВОТ XЛOПC НАСЛУШАЛСЯ ПЕСЕН CОPOKИ О ДИКОВИННЫХ РЫБАХ — У НЕГО И ПОЯВИЛАСЬ ЧЕШУЯ...

— А вдобавок ещё и крылышки, — вставила Сорока.

— НО СТОИТ ЛИШЬ НАМ ЧИХНУТЬ, КАК МЫ ОПЯТЬ ПРЕВРАЩАЕМСЯ В НОРМАЛЬНЫХ ЁЖИКОВ, — закончил Фуфумс.

— Отчего же у вас так получается? — удивилась Мышка. — Вы ведь и раньше спотыкались?

— СКОЛЬКО РАЗ, — согласился Хлопс.

— И всегда падали только вниз?

— ЕЩЁ КАК!..

Звери вопросительно поглядели на Фуфумса.

— Я ОБ ЭТОМ ТОЖЕ ДУМАЛ — вздохнул он. — И МНЕ КАЖЕТСЯ, ВО ВСЁМ ВИНОВАТ... ВПРОЧЕМ, ЭТО МЫ ЛЕГКО МОЖЕМ УЗНАТЬ. ПОШЛИ!.. ТУТ НЕДАЛЕКО.

И все звери отправились за Фуфумсом. Вскоре они вышли на поляну, где росло древнее дерево.

— Кажется, здесь, — прошептал Фуфумс. — Вон видите, корень из-под земли высовывается?.. Сейчас проверим!

С этими словами Фуфумс швырнул в корень древнего дерева тяжёлую шишку.

Ударившись о корень, шишка подскочила вверх-да... так и улетела в небо! Правда, звери ещё успели-таки заметить, как шишка эта в жёлтое яблоко превратилась.

— А корень-то и в самом деле заколдованный! — Фуфумс даже на траву сел. — Вот об него-то мы вчера с Хлопсом и споткнулись.

— Что же с ним теперь делать? — озабоченно спросил Бурундук.

— Можно тут мусор выбрасывать, — подсказал Хлопс. — Высыпаешь мусор на корень, а он в небо улетает. Да ещё во что-нибудь полезное превращается. Очень удобно!

— А если во вредное превратится? — задумался Фуфумс. — Так всё небо замусорить недолго! Нет уж, давайте-ка мы лучше вокруг этого корня ограждение поставим.

Звери воткнули в землю колышки, а между ними протянули верёвку. И ещё табличку повесили: 

«ОСТОРОЖНО! ЗАКОЛДОВАННЫЙ КОРЕНЬ» 

И с тех пор все обходят это место стороной. Никому ведь не хочется, чтобы у него в жизни всё наоборот стало.

3 нравится голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос